На фото вы можете видеть, как сотрудники милиции в Гродно косплеят инцидент с Джорджем Флойдом в Миннесоте. Применяя к водителю удушающий приём, запрещённый в большинстве развитых западных стран. Он им очень полюбился. Ни к селу ни к городу он применялся в разных городах к самым разным людям, которые не оказывали никакого сопротивления и не представляли опасности.

Перед тем, как Караева отправили утихомиривать мятежную Вейшнорию, он произнёс пламенную речь о том, что белорусские силовики, мол, стали заложниками своего «гуманизма» – не готовы ещё к тому, чтобы легко и просто убить своего соотечественника. Не то что в Америке, где полицейский «за одно угрожающее движение» в свою сторону может завалить.

Аргумент заезженный. Караев и сам назвал его «набившим оскомину». Кроме того, у него он приобрёл шизофреническое звучание. Потому что, с одной стороны, надо брать пример с американских полицейских. А с другой: «Кстати, одна из причин нынешних беспорядков: чрезмерная, как считают граждане, жестокость полиции в Соединённых Штатах».

Поможем Караеву выразить полностью его сложную мысль. Американский общественный строй плох, граждане справедливо против него протестуют. Не то что у нас, где он хорош, поэтому протестуют против него только отморозки. И американская полиция, как часть этого строя, плоха. Но раз им можно быть плохими, то почему нам нельзя, тем более что мы хорошие.


И вот всё у них так. Как в той юмореске Геннадия Хазанова: «Хотели по мясу обогнать, обогнали по разврату». Почему-то они никогда не говорят: смотрите, какая хорошая свобода слова в Америке, почему бы нам у себя такую не завести? Или, там, независимые суды. Разделение властей. Чудо как хороши, надо брать. Но нет, не берут. А как полицейскую жестокость или ещё какую-нибудь гадость, так сразу в рот тянут.

И это в тот момент, когда доверие к полиции в США достигло рекордно низкой отметки за 27 лет измерений общественного мнения по этому вопросу – на фоне протестов после убийства афроамериканца Джорджа Флойда оно снизилось до 48%. Интересно, что ровно столько же беларусов доверяло милиции в мирном 2019 году – 48,5%.

Реакцией на полицейскую жестокость стало то, что почти половина американцев (47%) поддерживают идею урезать финансирование полиции, перенаправив деньги на социальные программы, и не так уж мало (15%) поддерживают самое радикальное предложение – вообще упразднить полицию в пользу других моделей организации общественной безопасности. Так или иначе, большинство американцев (58%) считают, что работа полиции нуждается в «кардинальных изменениях».

И вот вам первое отличие. Когда беларусы что-нибудь считают, например, что пришло время сменить президента, то их объявляют наркоманами и террористами. То, что считают американцы, имеет значение. Городской совет Миннеаполиса, города, где был убит Джордж Флойд, взял и проголосовал за упразднение департамента полиции. «Мы признаём, что нынешняя система нереформируема, поэтому мы хотели бы упразднить полицию в том виде, в каком мы её знаем», – сказала член городского совета Алондра Кано. В итоге городской совет единогласно принял решение заменить полицию новой системой общественной безопасности. Такие дела.

Дальше – больше. Федеральный судья в Сиэтле вынес запрет на использование полицией города слезоточивого газа, светошумовых гранат и резиновых пуль. Аналогичное решение принял судья в Далласе. Крупнейшее полицейское управление в США, в Нью-Йорке, не использовало ничего из этого арсенала во время протестов. Здесь на слушаниях в городском совете обсуждалась идея отобрать у отрядов полиции по подавлению массовых беспорядков даже дубинки.

Член городского совета Филадельфии Хелен Гим предложила законопроект, навсегда запрещающий использование слезоточивого газа, резиновых пуль и других боеприпасов против протестующих. «Жилые кварталы – не зона боевых действий, а демонстранты – не вражеские боевики. Этот запрет станет первым шагом в построении новой модели общественной безопасности», – сказала она.

Ну или вот, например, неизвестные спортивного вида в милитарной или гражданской одежде без каких-либо опознавательных знаков, которые хватают людей на улицах без объяснений и волокут их в немаркированные бусики. Да-да, в США они тоже были. Ими оказались федеральные агенты, отправленные в Портленд по приказу Дональда Трампа.

«Когда я увидел на видео, как люди в военной форме без знаков различия похищают граждан с улиц и запихивают их в фургоны без опознавательных знаков, меня это очень обеспокоило. Если федеральное правительство может так делать, то любой может – пойти в магазин, приобрести военную форму, минивэн, и похищать людей на улицах. И мы не будем знать, федералы это или просто кучка любителей переодеваний», – сказал житель Портленда, 53-летний ветеран военно-морских сил Кристофер Дэвид.

Это заставило выйти его на протест, несмотря на проблемы со здоровьем. То, что он увидел, по его словам, сильно отличалось от того, как изображали протест власти: в центре города царила атмосфера фестиваля, а не хаоса, насилия и повсеместных грабежей. Хаос начался тогда, когда прибыли силовики и набросились на протестующих.

Ветеран подошёл к федеральным агентам, чтобы, по его словам, напомнить им о присяге, которую они давали. То, что произошло дальше, облетело потом весь интернет. Силовики наводят на мужчину оружие, толкают его в грудь, несколько раз бьют его дубинкой по руке и ноге, брызгают ему в лицо газом. Он невозмутимо стоит, точно так же невозмутимо разворачивается и уходит, показывая силовикам средние пальцы. Позже о нём позаботился медик-волонтёр, отведя Кристофера Дэвида в безопасное место.

«С гордостью и честью я следовал своей присяге все восемь лет службы на флоте. Приверженность Конституции требовала от нас защищать верховенство закона и стремиться сделать нашу страну лучше. Я всегда считал, что, принимая присягу, все остальные верят в неё так же, как верили мы, когда принимали свою. Но я оказался неправ. Для некоторых людей присяга – это всего лишь набор слов. Меня жестоко избили за то, что я имел наглость напомнить про Конституцию... Это был не Портленд. Это не были США, которые я клялся защищать. Вот до чего мы докатились: медики-волонтёры спасают нас от последствий беззакония, которое устраивает федеральное правительство», – говорит Кристофер Дэвид.

Всё это звучит очень знакомо для нас. Словно происходило в одном из белорусских городов с одним из беларусов.

Но дальше идут сплошные отличия. Начиная с того, что мужчина не был задержан. Его не обвинили в участии в «массовых беспорядках». Совместно с Американским союзом гражданских свобод он подал в суд на федеральное правительство за нарушение конституционных прав граждан.

Тэд Уилер, мэр Портленда заявил, говоря о федеральных агентах: «Ваше присутствие здесь нежелательно. Оно привело только к эскалации насилия. Мы справимся своими силами, нам нужно, чтобы вы покинули город сейчас же, прежде чем кто-нибудь погибнет».

Губернатор штата Орегон, Кейт Браун, назвала поведение федеральных агентов «вопиющим злоупотреблением властью», а её пресс-секретарь добавил, что оно «является чрезвычайно опасным нарушением гражданских свобод и конституционных прав».

В июне 2020 года полицейские в Буффало (штат Нью-Йорк) толкнули 75-летнего Мартина Гуджино, который преграждал им путь. Мужчина упал на землю и получил серьёзную черепно-мозговую травму. Президент Трамп, ссылаясь на репортаж журналиста, работающего в том числе на российский Sputnik, заявил, что 75-летний Мартин «мог быть провокатором из антифа»: «Он сканировал полицейское оборудование, чтобы его отключить. И упал сильнее, чем его толкнули. Вероятно, это какая-то подстава».

Но в США не всё решает президент. Губернатор штата Эндрю Куомо осудил инцидент, описав действия полицейских как «просто возмутительное и пугающее». Он также добавил, что властям Буффало стоит рассмотреть вопрос об их увольнении и уголовном преследовании. Байрон Браун, мэр города Буффало, сказал, что «глубоко встревожен» инцидентом, который его «обескуражил». Мэр также анонсировал грядущие изменения в протокол действий сотрудников полиции в городе. Отныне протестующих не будут подвергать задержанию и аресту, а вручать им повестки на месте, если для этого есть основания. Для работы на митингах будет создано «подразделение общественной защиты», которое заменит группу чрезвычайного реагирования. Двое полицейских, которые толкали Гуджино, были отстранены от должности без оплаты, а начальник полиции Буффало приказал провести расследование инцидента. Сейчас они обвиняются в уголовном преступлении – нападении средней тяжести.

Я понимаю, что у белорусского читателя глаза уже понемногу лезут на лоб. Всё это звучит как новости из параллельной вселенной. Но давайте я подразню вас ещё больше.

20 января 2017 года, в день инаугурации Дональда Трампа, акция протеста в Вашингтоне переросла в массовые беспорядки, в ходе которых протестующие бросали камни и кирпичи в полицейских, разбивали витрины магазинов и подожгли лимузин. Полицейские задержали свыше 200 человек. Но за недостатком улик обвинения против них в итоге были сняты. Кроме одного парня, 31-летнего Дейна Пауэлла, который был приговорён к четырём месяцам ареста за участие в массовых беспорядках и нападение на полицейского.

А ещё покруче не хотите? В сентябре 2002 года в Першинг-парке (Вашингтон) была задержана группа демонстрантов-антиглобалистов, всего около 400 человек. К ним была применена тактика, которая на английском называется «kettling»: удержания групп протестующих долгое время на ограниченной площади. После длительных судебных разбирательств по коллективному иску о «массовом нарушении конституционных прав» Фонд «Партнёрство за гражданское правосудие» (PCJF) дважды достиг соглашения с Министерством юстиции и Министерством внутренних дел. По первому соглашению задержанные получили по 18 000 долларов каждый в качестве компенсации, по второму – ещё по 5 000 долларов.

Кроме того, в рамках этих соглашений, департамент полиции, отвечающий за районы в том числе непосредственно перед Белым домом, обязался отказаться в дальнейшем от использования практики «кеттлинга» и групповых зачисток, избирательно подходить к задержаниям, прибегая к ним только в случае очевидных правонарушений.

Теперь немного теории. Согласно американским законам, участие в «несанкционированном митинге» не является нарушением. Потому что такого понятия просто не существует. У государства нет права санкционировать или не санкционировать тот или иной митинг, нравится он кому-то или нет. В случае если его участники двигаются по тротуарам и соблюдают правила движения, то они вовсе не обязаны его согласовывать. Согласование нужно только для маршей с использованием звуковой аппаратуры и которые блокируют дорожное движение. Однако, в случае если ваш митинг или демонстрация является мгновенной реакцией на непредвиденные события, Первая поправка (о свободе слова и собраний) вам в помощь: она фактически запрещает использовать требование о предварительном уведомлении для того, чтобы препятствовать вам выразить своё мнение на улице.

Вот что говорится в руководстве одного из полицейских департаментов по поводу массовых акций и роли полиции по отношению к ним:

«Фундаментальная роль правоохранительных органов заключается в защите прав всех граждан на мирные собрания, демонстрации, протесты или митинги. В свою очередь правоохранительные органы также несут ответственность за обеспечение общественной безопасности, защиту жизни и имущества всех людей. Иногда конфликтующие цели поддержания порядка при одновременной защите свободы слова и собраний являются одной из самых серьёзных проблем для правоохранительных органов… Не все массовые акции связаны с противоправным поведением. Обязанность правоохранительных органов состоит в том, чтобы объективно определить, в какой момент демонстрация выходит из сферы законного протеста и становится ущемлением прав других. Правоохранительные органы должны стремиться способствовать законному выражению мнения присутствующих групп даже в случае незаконной деятельности [отдельных участников]. Цель должна заключаться в защите законной деятельности при выявлении и изоляции незаконного поведения».

***


Эй, вы, там, наверху, обновляйте и расширяйте ваши знания о мире! И если уж вам так хочется, чтобы было «как в Америке», давайте начнём с защиты прав граждан, например.

Нет, только полицейская жестокость, только хардкор? Ну, тогда раздайте населению оружие. Чисто уравнять шансы. Иначе будет совсем не как в Америке, а как в тире с зайчиками, мишками, уточками и жестяными банками.

Полицейская жестокость в США действительно существует. Полицейские убивают здесь в разы чаще, чем в любых других развитых западных странах. (В Исландии, например, за более чем 70 лет сотрудниками полиции не был убит ни один человек. Тогда как в Америке от рук полицейских в криминальных и околокриминальных ситуациях погибают около 1000 человек в год.)

У этой жестокости есть много причин. Если начать их объяснять, то придётся написать целую монографию. Которая начнётся с того, что генеалогия современной американской полиции восходит к «рабским патрулям» – организованным группам вооружённых белых мужчин, следивших за чернокожими рабами в южных штатах США. Они должны были обеспечивать их дисциплину, занимались контролем непокорных рабов и поиском беглых.

Но не будем настолько углубляться. Всё же основная причина, на наш взгляд, состоит в том, что Америка напичкана оружием. Хотя американцы составляют менее 5 процентов населения планеты, им принадлежит примерно 45 процентов всего личного огнестрельного оружия в мире. В США единиц огнестрельного оружия больше, чем людей: 120,5 на каждые 100 жителей. Доля владения огнестрельным оружием в США вдвое выше, чем в следующей самой вооружённой стране мира, Йемене, где на 100 жителей приходится 52,8 единиц  оружия.

Это означает, что американские полицейские не только сталкиваются с большим количеством вооружённых граждан, но и ожидают, что непременно столкнутся с ними. Что усиливает их тревогу и ожидание угрозы, подталкивая к тому, чтобы в конфликтных / подозрительных ситуациях стрелять первыми.

За время протестов, которые прокатились по США после убийства Джорджа Флойда, полицией было застрелено двое человек. Более высокие цифры жертв, которые можно встретить в разных источниках – это смерти, не связанные напрямую с протестами, зачастую полиция к ним не имеет вообще никакого отношения, речь идёт о криминальных нападениях, защите собственности или межличностных конфликтах.

Обе ситуации с участием полиции были не вполне однозначными, по фактам гибели проводятся разбирательства. Но в одном случае полицейский не стрелял первым, он сделал ответный выстрел, а в другом был застрелен мужчина, который по неизвестным причинам стал наводить винтовку на группу полицейских. С ней в руках он участвовал в митинге. Что само по себе не нарушало закона.

Так что, господин Караев, давайте вернёмся к разговору о допустимой мере жестокости со стороны сотрудников милиции, когда демонстранты в белорусских городах смогут приходить на них с винтовками. Ну или хотя бы избирать органы власти, которые соблюдают закон и действуют в интересах граждан, губернаторы и мэры смогут ставить на место зарвавшегося президента, судьи отпускать невиновных и накладывать запрет на использование спецсредств против протестующих.

Дмитрий Галко, Susviet.World